субота, 4 січня 2014 р.

Прогулки с Гофманом или житейские воззрения Александра Введенского, и смерть обоих от руки Дантеса холодным зимним утром

Оповідання Сергія Левитаненка

                                                       " - ...Це, Миколо, як жінки, бувають цікаві й не дуже...
                                                        - Це в тебе, Сергію, були цікаві й не дуже, бо ти жив у  
                                                         великому місті, а в мене лише сракаті й не дуже..."
                                                                                  Із розмови автора із другом. 


 Лани трепетные; волки голодные; глаза миндалевидные, глаза горящие - что вы знаете об одиночестве? Полнолуние: Луна на подиуме. Круглолицая - значит, наша. Холодна и недоступна - значит, профи. Дефилирует - значит,  хочет нравиться. Дразниться - значит, знает себе цену. Калигула - сука! Хотел Луну в жены! Да, кто он такой?! Студент Ансельм влюбился в зелёную змейку с изумрудными глазками. А я в золотистую с голубыми. Ему легче.

 Эх, станцевал бы я сейчас джигу, как Брюс Уиллис или Позорная Звезда, на глазах у изумлённого менталитета, тьфу ты, электората, но пошли они все - заре навстречу, уроды, бюргеры. Терпеть не могу жирных пальцев на мраморе. Как и на женской заднице.

 Но смешал Бог добро и зло, говно и сливки, секс и любовь в нашем мире - а нам это разгребать! Ах, Ансельм, Ансельм, тот самый Ансельм, который жил до меня.


 Человек, который видит в овале женского лица - контур ада, конечно же, спасётся. И загробные токсидермисты под звуки фанфар сделают из его души самое роскошное чучело. Это же "Кэмел", его курить надо! Это же роща, которая листьями вооружалась. В халате с шелковою кистью. Меж нив златых и пажитей зелёных.  

 Хотел влюбиться в простую еврейскую девушку, а влюбился в непростую, да ещё и украинскую. Менталитет и гороскоп подсуропили. Наши астральные тела (носители неведомой нам информации) давно любили друг друга. Тайно встречались по ночам, когда наши бренные тела спали. Целовались и извивались в объятиях с присущей им, астральным телам, грацией. Ну, куда нам было деваться, когда мы встретились?!

 Но верхний слой атомов у моей любимой женщины всегда находился в неразрешимом противоречии с нижним. Очень тонкая грань, как прожилка мяса в ветчине, пролегает между междометием и мычанием.

 Лошадь Кортеса и лошадь Пржевальского - какие же они разные! Что одному не в коня корм, то другому поповская дочь.

 Она замужем, я обручен. Она взбалмошная, я дерганный. У неё два тяжелых замужества, у меня два высших образования. Она любит деньги, а я свободу. Еще и в конкурирующих фирмах работаем. Одна общая страсть - к бесперспективным вариантам.

 Хочу Луну в жены! Раскатал ковёр три на четыре с узором в виде карты звёздного неба - лежу, жду.

 Позвонила. То, сё, о всякой фигне, вообщем нужно встретится, дела обговорить. Приглашает в гости. А почему нет, говорю я себе, если ты меня уже хочешь. Встретила меня нарядная, словно наяда, явно не для деловой встречи прикид. 

 В первую же ночь я понял, если женщина лучше, чем она есть на самом деле, её очень трудно любить. Она из таких.

 Труд облагораживает. В том числе и чувства. Одного я никак не мог понять: почему нашим астральным телам любовь даётся с такой лёгкостью, а нам так тяжело? Неужели астральные тела это нечто безличностное, и у них не может быть противоречий? Или почему мы не можем преодолеть свои, будучи двумя половинками одного не знаю чего? И почему осуществление мечты подвержено такой обесценивающей инфляции?

 Вообщем, проблема не в том, что женщины не люди, а в том, что при этом они чувствуют себя людьми. Колоссальнейший диссонанс! Вот поэтому Ансельм и любил зелёную змейку, а не симпатичную дочь бургомистра. С одной стороны баба, а с другой, точно уж, не земная женщина. Разница как между именительным падежом и падежом скота.

 Не будь в человеке немного скотского - каким бы несчастным я был! но чу! твой смутный образ мне являлся! Поверьте, ну, не мог я влюбиться в другую женщину, при всём моём желании. Надо было, но не мог. Не растут цветы на песке. И верёвку из песка не свить. Вернее, я вообще, не смог бы влюбиться ни в одну другую женщину. Точнее, не будь её, я, вообще бы, в женщину не влюбился. Ведь это стыд, и труд напрасный.

 Её бесило, что я не как все, а меня радовало, что она не как все. Она хотела быть похожей на своих кумиров с обложек журналов, а я сам был для немногих кумиром. Она считала, что я растрачиваю жизнь, а я считал, что я неправильно трачу время. Она любила комнатные цветы, а я луговые. Она хотела переделать меня, а я не хотел, чтобы она менялась. Наши темпераменты не совпадали ни в чём, кроме постели. Мой из Но, её из Кабуки. (Хотя, по части макияжа и - она тоже из Но). Я верил нашим астральным телам, а она не верила в их существование. Её удерживало возле меня бренное, а меня рядом с ней высокое.

 Вот так мы и прожили на грани разрыва долго и счастливо, пока не расстались. Когда хотели расстаться - не могли. А расстались не желая этого. Она вышла замуж в четвёртый раз, а я женился в последний. Потом меня убил её четвёртый муж. Потому, что бывают такие лунные ночи, когда не только наши астральные тела, но и физические не могли находится врозь.

 Потом она вышла замуж в пятый раз. (Ждать зека не стала). А я ждал нашей новой реинкарнации. У меня были свои планы. Где ей отводилась маленькая, но заметная в моей жизни роль. Как мне казалось, достойная её.

 Я мечтал родиться в трудной семье. (Мать акоголичка, отец неизвестен). С озлобленностью, допустимой в моём положении, пробивать себе путь наверх. Переступая через трупы друзей и плачущих внебрачных детей. То есть быть естественным. (Ведь победа, купленная ценой предательства вдвое слаще). При этом - непременное условие полной гармонии! - быть тайным сексуальным маньяком. А затем избавится от этого тайного греха вот таким образом: будучи восьмидесятилетним нефтяным  магнатом жениться на Ней, восемнадцатилетней девственнице. И любить до конца жизни только её. Ведь это Земля, дом родной, братцы!
  
                                                                  __________________


 Но случилось всё совершенно по-другому. Она реинкарнировалось в мужское тело. (Всегда считала,  что мужчинам легче живётся. Накликала). Я тоже. И играет за другую команду. Вечного нашего противника. За этих красно-белых свиней.

 Вчера во время дерби Он-Она в подкате сломала мне ногу.  От боли и шока я потерял сознание прямо на поле. И, пребывая в этом состоянии, я вдруг увидел их. Они целовались и извивались в объятиях с присущей им, астральным телам, грацией.

Сергій Левитаненко

http://durdom.in.ua/uk/main/article/article_id/7404/user_id/4495.phtml


Немає коментарів:

Дописати коментар