середа, 22 січня 2014 р.

Феноменальная абсурдность: в селе к приезду губернатора красили заборы и белили деревья в январе!


У великого японского писателя Акутагавы Рюноске есть рассказ "В чаще". В чаще происходит убийство, но все участники и свидетели истории: каждый из двоих убийц, жена убитого, случайный свидетель, даже сам дух убитого рассказывают совершенно разные, прежде всего в событийном плане, истории, разные побудительные мотивы к ним, и даже личности убийц в трактовке сторон - разные.

Сюжет дал целое направление в литературе.

В жизни подобные явления называются - феномен.

Но КОТОВСКИЕ ПАРТИЗАНЫ недавно стали свидетелями именно такой истории, такого феномена. Но не природы, а социальной и политической жизни Котовска.

Произошла эта история во время приезда в наш город губернатора Николая Леонидовича Скорика, во время его встречи с общественностью в ДК Сахарного Завода.


Но всё по порядку, ведь предыстория наблюдаемого события не менее занимательна.

КОТОВСКИЕ ПАРТИЗАНЫ отправили фиксировать встречу четырёх разведчиков.

Местная власть устроила засаду на входе с целью не дать Партизанам проникнуть на мероприятие, но разве могут эти люди без фантазии и чести остановить Партизана, когда он на задании?!

Обойдя ловушки, наши разведчики оказались в четырёх точках зала, откуда фиксация происходящего была полной, всесторонней в деталях и нюансах. В том числе и психологического напряжения участников. (Надо сказать, что двое наших разведчиков-партизан находились к президиуму ближе, чем сидящие в первом ряду!)

Так вот, про овраги, которых губернатор не мог предусмотреть, потому, что организация встречи была отдана на откуп местным властям, Синьку и Иванову, и приобрела качество профанации, очковтирательства и бесстыжей показухи!

Каждый из них преследовал свои личные (не общественные!) интересы и старался ослабить позиции конкурента в борьбе за лидерство в Котовском регионе! Проще сказать - подосрать врагу, а самому в белом проехаться на белом джипе губернатора.

Поэтому, разделив зал, они набили его битком "тушками": Иванов - своими сотрудниками и клевретами, Скорик - привезёнными из района селянами. Было дано указания до конца встречи с мест не вставать.

Бедные люди были вынуждены сидеть, даже не могли выйти в туалет! Терпели, ведь начальство запретило. Зато все из 700 мест были заняты, чтобы никто из неугодных не вошёл и не присутствовал и не сказал ничего лишнего из того, что могло бы подорвать пасторальную картинку деятельности городской и районной власти.

Дверь в зал закрывалась на ключ. Оградили "заботливо" губернатора от неугодного им народа!

Жалко Николая Леонидовича! Он открыл встречу прелестной тёплой речью, завершил не менее участливым для жителей региона словом. (Кстати, так, не бахвалясь умом, а просто для уточнения: тот западноукраинский город, который помянул, не назвав, губернатор Скорик, называется Калуш!) Но!!! ни у одного из более чем 700 присутствующих не возникло к губернатору ни одного вопроса! А ведь он говорил искренне и был расположен выслушать и ответить! Предложил задавать вопросы!

Но приказ начальства молчать - превыше всего! Губернатор приезжает и уезжает, а эти гадят всегда!

И, конечно подстраховавшись, Иванов, буквально через 5 секунд после предложения губернатора, заявил: "Вопросов нет!"

К слову, они даже микрофон в зале, в который должны были местные жители задавать вопросы, не включили! Знали: вопросов не будет!

Анализируя психологический фон "збіговиська", иначе это отрепетированное мероприятие статистов и не назовёшь!, хочется отметить, что Николай Леонидович проявил себя истинным византийцем!

В последнем слове он дважды сказал: "Как уже говорил Владимир Павлович Синько..." и ни разу не упомянул фамилию Иванова! Наш разведчик Желько Метелиця, ближе всех стоявший к президиуму за кулисами сцены, видел бледного, как мел, Иванова, и даже стал всерьёз волноваться за его здоровье! Вынул из походной сумки универсальную таблетку и хотел предложить мэру положить её под язык. Но к себе в джип Скорик Н.Л. взял Иванова, а Синько был вынужден ехать на своём авто.

Вот тебе лёд и пламень! А ведь за полчаса до этого на его лице играла торжествующая улыбка!

К теме получаса и исчезновения торжествующей улыбки Синько мы ещё вернёмся, когда ознакомим читателя с ФЕНОМЕНОМ!

Пока же продолжим занимательную вводную!

В отличии от депутата мажоритарщика по нашему округу Леонида Климова, который, без учёта предвыборной компании, за пять лет был в нашем городе только раз и то забурился к своему смотрящему Синьку, наверное, за финансовым  отчётом, - губернатор Николай Леонидович Скорик, приехал через два месяца после своего назначения.

Климову народ, его избиратель, не интересен, Скорик же с народом встретился, но, как выяснилось, "гладко было на бумаге, да забыли про овраги"!

Хотя к чести губернатора надо сказать, что ему периодически удавалось вырваться из  плотных объятий "заклятых друзей"! И даже, в конце концов, сорвать некоторым из них заготовленную "малину". Сыпанул в мёд перцу!

Синько приготовил целую программу по захвату внимания и времени губернатора!

Для этого в селе Липецком, куда губернатора должны были увезти и ублажать до конца визита, уже были подремонтированы дороги, покрашены заборы по пути проезда кортежа и - вершина бесстыжего подхалимажа! - в январе месяце выбелены деревья! Ну, и, естественно, накрыты столы и молдавская, встречающая губернатора, часть населения принаряжена в национальные костюмы из бабушкиных сундуков и краеведческого музея!

А Николай Леонидович взял и в Липецкое не поехал! Обломал "малину" недавнему фавориту Синьку, который уже чувствовал финишную ленточку левой ноздрёй и хрипы безнадёжно отставшего Иванова! Оставил выбор нескромного перекуса на усмотрение Иванова.

Опять же главе райгосадминистраци влетело в копеечку! Ведь приготовления шли
не-падеццки!

Феномен уже дышит нам в лицо, но мы, как опытные любовники, продлим прелюдию. Усилим её анализом с обязательным разоблачением сеанса фокусов-мокусов для губернатора и отполируем лирическим отступлением

Губернатору показали только успешные проекты: элеватор, центр реабилитации для детей-инвалидов, место, где будет поставлен бюст, не памятник!, Тарасу Григорьевичу Шевченко.

Словом, втюхивали витрину! Как заезжему туристу меховую шапку с кокардой и разноцветные бусы.

Почему не показали проблемные, болевые точки города, не обратились к губернатору за помощью?

Например, Центральную больничку с вечным отсутствием всего и вечным присутствием вечно пьяного главврача? Там ведь ни родить женщине, ни укол получить ребёнку за сумму меньшую, чем 300 гривен - невозможно! Там люди умирают ещё до осмотра врачами, не дождавшись их! И это на фоне прекрасно функционирующей железнодорожной больницы, которая к счастью для жителей Котовска не подчиняется городу, ведомственная.

Но наше начальство, как всегда, лишь рапортовало об своих выдающихся успехах и пускало пыль в глаза!

Николай Леонидович, они по этому маршруту всех приезжих водят! Никакого уважения к вашей должности!

На элеваторе работают в основном киевляне, котовчан если изредка берут, то только на чёрную работу! Рабочих мест элеватор городу почти не даёт, но экологию загрязняет исправно!

Нас терзают смутные сомнения, а не дали ли кому-то в лапу, чтобы его построить и запустить в нашем городе? Всегда надо искать - кому выгодно!

Хотя нет, надо отдать должное Синьку В.П.  Он смело обратился к губернатору за помощью и попросил 17 миллионов гривен на детский сад в селе Липецком! Это там, где планировалось кормить и увеселять высокого гостя.

Благодаря сему фантасмагорическому проекту Владимир Павлович Синько уже стал героем городских анекдотов!

Николай Леонидович, мы не будем тратить гигабайты ленты на разъяснение вам абсурдности этой суммы и специфики села Липецкое, надеемся, у вас толковые и честные помощники, они проведут расследование специфики и сметы, и вас наше начальство больше не будет считать туристом.

Поэтому, приезжайте к нам тайком, как тот багдадский халиф, мы вас в больничку сводим, возьмём свою карточку, на ней фотки нет, и вы пожалуетесь врачу на какую-нибудь медицинскую проблему. Выйдя из его кабинета, вы поймёте, как мало у нас зарабатывают губернаторы! Даже не лечение в районной больнице не хватает!

Да и с остальными, ой как запущенными!, проблемами города познакомитесь непосредственно и не понаслышке!

И, наконец, обещанное лирическое отступление: в нашем городе стоят памятники только Ленину и Котовскому. На их содержание и ремонт в городской казне всегда есть деньги. А для основоположника современного украинского языка, нашего Светоча, к двухсотлетию наскребли только на бюст! (Так же, как и не могут до сих пор поставить постамент памятнику Жертвам Голодомора!)

То есть украинскому Гению бюста достаточно, а Ленину, который в нашем городе ни разу не был, и, в отличие от Тараса Григорьевича, для Украины ничего хорошего не сделал, - целых три памятника!

Кстати, и на этот бюст они не потратятся! Решено сэкономить: советник Иванова Мария Васильевна Мазур принесёт его из кабинета украинской литературы одной из школ города, и его установят. Возможно, на постамент.

А теперь немного занимательной феноменологии в духе японца-самурая Акутагавы.

Четыре разведчика видели эту ситуацию, и все трактуют по-разному.

Общее только одно: долгополое черное пальто.

А вот конь, который в нём был, разведчиками не установлен, даже более того, привёл в умственное смятение!

Кода закончилась встреча и шла позиционная война до полного уничтожения между Ивановым и Синьком, куда поедет обедать губернатор, какая-то тень в чёрном долгополом пальто, не сумев докричаться до губернатора в отключенный микрофон, преградила ему дорогу и о чём-то заговорила с ним.

Предмет разговора, как и личность второго собеседника, нам не известен, только мимика всех присутствующих и прислушивающихся сейчас анализируется нашими экспертами.

Желько Метелиця утверждает, что это был монах, с длинной черной бородой, горящими иступлено глазами и лошадиными зубами. Стоял персонаж лицом к нему, закатывая глаза к небу, он тыкал пальцем то в Синька, то в Иванова, грозил им кулаком, а потом пудовым крестом, который держал зажатым в другом кулаке.

Иванов при этом жалко улыбался, а Синько багровел до степени предгрозового рассвета.

Губернатор слушал его внимательно, задавал вопросы, что-то обещал, в чём-то успокаивал, под конец пожал ему руку, а монах перекрестил его крестом три раза и растаял в воздухе прямо на сцене!

Василь Зарубайко утверждает, что это был молодой человек с длинными прямыми белокурыми развевающимися волосами, атлетического сложения, но хромающий на левую ногу, которая была заметно короче правой. Стоял он к Василю спиной, поэтому разведчик лица собеседника губернатора не видел. Зато смог сосредоточится на мимике слушателей.

Перепуганное лицо Иванова расцветало как роза муда с каждым словом атлета, лицо губернатора то хмурилось, то озарялось многообещающей улыбкой чиновника, который верит в лучшее.

Торжествующая улыбка Синька гасла как надежды 70-летней девственницы. Лоб Владимира Павловича затягивали, беременные дождем и мокрым снегом, тучи. А потом глаза стали метать молнии, а уста - громы. Особенно после неизвестного вопроса заданного ему непосредственным начальником. Громы были обращены на молодого человека в чёрном пальто, но, кажется, у незнакомца был с собой громоотвод.

Он подарил Скорику какой-то предмет, похожий на блокнот, который Николай Леонидович передарил помощнику, а атлет, ещё какое-то время объяснял тому, как этот предмет работает. Потом молодой человек перепрыгнул оркестровую яму и исчез в дверях запасного выхода.

Зв'язкова Орися, которая сидела в первом ряду на коленях у одного из сотрудников исполкома, видела обладателя чёрного пальто в профиль. Вернее, обладательницу.

Орися утверждает, что это была пожилая женщина, проявившая чудеса невиданной прыти! С проворством и ловкостью удивительной для её почтенного возраста, она взбежала на сцену, схватила за руки губернатора и стала его о чём-то умолять.

Орися утверждает, что женщина была похожа на постаревшую Жанну Д'Арк, точь-в-точь как на портрете, вот только бы портрет состарить.

Внимание партизанки было сосредоточено на этой удивительной незнакомке, поэтому впечатления о реакции прислушивающихся у неё отрывочны.

Скорик кивал женщине, соглашаясь с ней, клятвенно ей что-то обещал, прижимая руки к сердцу, а в конце разговора даже поцеловал почтенной матроне руку.

Женщина, тихо шурша элегантным чёрным пальто, величественно удалилась через главный вход.

Приказа следить за ней не было, поэтому о дальнейших её передвижениях ничего неизвестно.

Зачарованная сценой и галантностью губернатора, Орися успела услышать только слова Иванова: "Николай Леонидович, нас уже ждут. Столы накрыты" и протестующее бульканье главы райгосадминистрации.

Витя Конашевич, командир подразделения снайперов, который находился в комнате киномеханика, наблюдал и контролировал ситуацию сверху, утверждает, что это был пышноусый вуйко, лет, эдак, пятидесяти. Своими усами он удачно маскировал два верхних огромных клыка.

Губернатор их не заметил, но от намётанного глаза опытного снайпера ничего не ускользнёт!

Судя по протянутой руке, он просил у губернатора денег.

Иванов поддерживал просьбу попрошайки, кивал головой соглашаясь с ним, а Синько, наоборот, пытался его отговорить от неблаговидного поведения. Наверное, хотел эти деньги сам выпросить у губернатора. Подмигивал пышноусому и подмаргивал, вероятно, предлагал откат, процента три-четыре.

Победила линия, которую вёл Иванов. Николай Леонидович Скорик что-то протянул в руке просителю, скорее всего купюру или несколько купюр: в это время усатый повернулся к нашему снайперу спиной, поэтому достоинство купюры или купюр Витя Конашевич разглядеть не смог. Но, судя по довольному лицу Иванова и недовольному лицу Синька, дал много!

На детский сад в селе Липецком уже денег не осталось. Поэтому Скорик туда не поехал, а вынужденно принял предложения Иванова.

Витя Конашевич, подозревает, что это был кто-то из переодетых сотрудников мэрии, и Иванов, удачно провернув план "Б" после поражения в саморекламировании с помощью залипушных показателей, в очередной раз развёл Синька на полове.

Вот такой, котовчане, казус. Вот такой оптический феномен! Вот такая многослойная и хитромудрая котовская политика. Вот такие в ней шакалы.

Сулейман Кравцов, Котовский Партизан, документалист и архивариус

Немає коментарів:

Дописати коментар